Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:43 

2 история. Лента.

Shi-Ki_Kidder
Люблю людей: вкусные, сволочи. //Я и мой гроб вместе (с)
Цикл: Слишком белое.
Название: Лентa.
Автор:Shi-Ki_Kidder
Фэндом: Nurarihyon no mago
Пейринг: Ночной/Дневной.
Жанр: романс, экшн.
Рейтинг: как обычно - стремится к нулю.
Дисклаймер: я здесь ничто, никто и звать никак Х)
Саммари: небольшая подборка рассказов о злых японских духах)
--------------------------

2. Лентa.
0.1
Чернота комнаты отчетливо пахла белой сливой, приторно и удушливо. Мидори осторожно сжала вмиг вспотевшими пальцами дверную ручку и, дрожа, повернула. В тишине квартиры отчетливо щелкнул замок. Мидори распахнула дверь. На пол полетела школьная сумка, стукнулась о голые доски и открылась, из кармашка выкатились цветные карандаши. Мидори в ужасе зажала рот ладонями. У дальней стены, на которую падал свет мутного желтого фонаря, сидела мать и покачивала на руках брата. Она сидела, бессмысленно глядя в потолок, и что-то напевала, сжимая пальцами плечи ребенка. На шее мальчика был затянут белый шлейф. Мидори узнала шарф матери, всхлипнула, попятилась назад. В комнате пахло белой сливой и алкоголем.
Мать оторвала взгляд от потолка, каким-то рывком перевела его на Мидори, улыбнулась - словно по коже стальными крючьями.
- С возвращением... МЫ ждали тебя...
Мать разжала руки, безвольное тело мальчика упало на пол, глухо шмякнувшись. От удара рот распахнулся и наружу вывалился распухший черный язык, засочилась густая застывшая кровь.
Мидори завизжала, бросившись назад, под каблук попал карандаш, девушка подвернула ногу и опрометью скатилась по лестнице, так и оставшись лежать изломанной фигуркой на пролете. Женщина, стоя у двери, расхохоталась, и в этом смехе не оставалось ничего человеческого.
Макияж потек, алая вызывающая помада размазалась по щекам, волосы спутаны. Она вернулась в квартиру, не включая свет, зашла в ванную и закинула пояс халата на водопроводные трубы. Хихикая и повизгивая от возбуждения, завязала срывающимися пальцами скользящую петлю, взобралась на табуретку и, стоя на ней, как на постаменте, накорябала на обрывке бумаги всего одну фамилию и подоткнула под обод зеркала. Окинув шальным взглядом помещение, включила на всю горячую воду, и прыгнула вниз... Ткань напряглась, жестко спружинив, петля резко затянулась, тело задергалось в конвульсиях, узел впился в горло и глаза закатились...

0.2
Рикуо сидел под сакурой во дворе и с тоской смотрел на экран мобильного. Там светилось одно входящее сообщение - от президента Киецуги. Как правило, нечем хорошим сообщения от него не заканчивались. Рикуо старательно размышлял на тему "удастся ли убедить Киецуги, что я просто не заметил смс???"
Ничего более дельного на ум не шло, Ночная ипостась вообще молчала, хотя прошло уже довольно много времени, с того момента, как компания вернулась из поездки в пансионат.
- Не сидите на земле, господин!,- проворчала Юки-Онна, проходя мимо и таща в охапке корзину в постиранным бельем,- Хоть и весна началась, но холодно ведь еще!..
- Все будет хорошо,- улыбнулся Рикуо,- Может, тебе помочь?
- Аотабо поможет,- фыркнула девушка и оглянулась,- Совсем обленился!..
-Да иду я, иду,- отозвался йокай, топая следом за Юки-Онной.
Та еще что-то буркнула, началась привычная перепалка. Рикуо снисходительно улыбнулся и встал, пошел к дому. Ему сейчас хотелось побыть наедине со своими мыслями, как-то собраться...действительно, повзрослеть, что ли?
- Доброе утро, мам.
- Оладушки на завтрак будешь?- рассеяно отозвалась Вакана, размешивая ложкой густое тесто в миске.
- Буду,- кивнул Рикуо и задумчиво спросил,- Мам, а йокаи впадают в зимнюю спячку?
- Спроси об этом дедушку,- улыбнулась Вакана и недоумевающе поглядела на ложку, облепленную тестом.
- Хорошо,- кивнул Рикуо и прикрыл дверь на кухню, оглядел коридор. Показалось или откуда-то справа действительно донесся звон храмовых бубенчиков?
Пойдя на звук, Рикуо и впрямь обнаружил в библиотечной комнате Куротабо. Тот отозвался первым:
- Доброе утро, господин. У вас хмурый вид.
- Доброе утро... Могу я присесть?
- Конечно,- Куротабо подвинулся, Рикуо удрученно плюхнулся рядом и притих, подбирая слова.
- У вас... проблемы в школе?- бросил первую удочку монах.
- Нет,- вздохнул Рикуо.
- Может, с людскими друзьями?..
- Тоже нет,- еще один вздох.
- Осмелюсь предположить - у вас проблема с самим собой?
- Убит,- улыбнулся Рикуо и откинулся на спинку дивана, рассеяно посмотрел в потолок,- Я просто не знаю, что мне сейчас делать, не представляю, как себя вести... Опасности нет никакой, толку собирать хоровод, если мы не защищаемся...
- Вы не правы,- мягко пожурил Третьего монах,- Хоровод - это не только защита, это статус главы клана, хоровод - это свита из близких, единомышленников, друзей. Ваш хоровод - это ваш статус перед другими кланами и перед вашими же слугами.
- Не говори "слугами",- надулся Рикуо.
- Так проще и вам и нам,- неожиданно посерьезнел Куротабо,- Не отказывайтесь от ранга господина, потом будете сожалеть. Вы - Глава, и вам положено брать всю ответственность на себя, а взамен мы, не раздумывая, выполним любую - ну почти - вашу прихоть. Это закон. Мы - ваши уши, глаза, нос, мы - часть вас, и без вас мы не представляем собой ничего.
- Как-то это запутанно,- стих Рикуо, жалобно вздохнул,- Я понял, понял...
- Не похоже на это,- улыбнулся монах и встал,- Не позволю себе мешать вам, ухожу.
- Сиди-сиди,- поспешно вскочил Рикуо,- Я просто так зашел...
- Я знаю,- просто ответил Куротабо и усмехнулся,- Весна только началась.
Поклонившись, придержав ладонью край шляпы, монах выскользнул за дверь.
- Эээ...Ыыы...,- Рикуо плюхнулся обратно на диван и возвел взгляд к потолку,- Ну что ты будешь с ними делать...

0.3
На утро Киецуги выглядел таким подавленным и мрачным, что компания испуганно примолкла, резко стихнув.
- Доброе утро,- бросил президент, швырнул рюкзак на крючок и с грохотом сел за парту.
Теперь уж стих весь класс и удивленно покосился в сторону перманентно веселого и неунывающего парня.
- Что-то случилось?- отважилась спросить Кана.
- Нет,- отозвался Киецуги, дернув плечом.
Кана мрачно выгнула бровь и оглядела друзей. Шима виновато пожал плечами, Маки зевнула, Нацуко почесала лоб, Рикуо засмотрелся в окно.
Юра строчила в тетради тему урока, написанную на доске.
Кана вздохнула. Придется разбираться с другом детства своими силами.
- А ну, мужик, рассказывай!- Кана швырнула в Киецуги комок смятой бумаги.
Президент даже не попробовал уклониться.
Это было воспринято как ОЧЕНЬ плохой знак. Маки поперхнулась очередным зевком. Рикуо оторвался от окна и теперь разглядывал Киецуги словно некую неведомую зверушку, а потом, засуетившись, полазил по своим карманам и извлек телефон.
Прочитал сообщение и удивленно хлопнул ресницами.
- Киецуги, я...
- Всем встать! Урок начался пять минут назад, убираем телефоны, смотрим на учителя! Задние ряды, не спим!- в класс ураганом влетела классная руководительница и окончание фразы Рикуо потонуло в грохоте отодвигаемых стульев и шелесте тетрадей.
На час в кабинете повисла напряженная тишина, наэлектризованная словно. Киецуги хмурился и грыз ручку. Рикуо потерянно пялился в тетрадь. Кана подозрительно щурилась на обоих, учительница тщетно призывала всех к порядку - какое там, весна началась, это чувствуется, воздух пропитался чем-то сладким, хотя до первых цветов еще неделя минимум.

Рикуо подошел к другу на перемене. Встал рядом, не зная, с чего начать разговор. Наличие явно не посвященных в курс дела ушей рядом - напрягало, даже при условии, что это вполне симпатичные ушки Каны.
- Выйдем,- попросил Рикуо и, взяв Киецуги за руку, потянул из-за парты.
- Нет,- отозвался тот и хмуро посмотрел в окно,- Это не тайна, все равно узнают...
- Тебе видней,- Рикуо сделал шаг назад.
Киецуги подобрался, скрестил пальцы и окинул взглядом друзей:
- Моего отца арестовали по подозрению в доведении до самоубийства.
Кана ахнула, Юра захлопнула тетрадь и с удивлением уставилась на президента, Маки и Нацуко, переглянувшись, нелепо хихикнули и стихли.
- Это, наверное, какая-то ошибка...,- пробормотал Рикуо,- Он же очень уважаемый человек...
- Что не мешало ему ходить по женщинам,- огрызнулся Киецуги и дернулся,- Эта полоумная, которую он бросил, убила своих детей, а потом повесилась сама!...
- Это ужасно...,- пробормотала Нацуко,- Так жестоко...
- И ты веришь, что твой отец...ну...виновен?- заикнулся Рикуо.
- Я не знаю,- Киецуги отвернулся к окну,- Но теперь это не имеет значения, раз он оказался под подозрением, то ничего не поделаешь. Главное, не доказать виновность, а найти невиновность...
- Я не поняла,- пожаловалась Маки.
- Киецуги-кун говорит, что важнее установить, что человек не имеет отношения к преступлению, чем доказать, что он убийца,- Юра встала и подошла к президенту,- Я права?
Киецуги кивнул и отрывисто вздохнул:
- Умеешь ты объяснять...
Прозвенел звонок на урок.
- Потом, после, на крыше поговорим,- буркнул Киецуги и полез в сумку за тетрадями.

0.4
- Рассказывай,- потребовала Кана, когда вся компания устроилась с бенто на крыше школы, в своем привычном уголке.
- Нефего ваффкасыфать...,- жуя, сказал Киецуги.
- Как это вышло? Где? С кем?- Кана жаждала подробностей.
- Да откуда я знаю?- возмутился президент, сглотнув,- Я им свечку не держал!..
- Точно, прости,- виновато улыбнулась девушка и открыла крышку своего бенто.
- Она что, оставила записку?- задумчиво пососав кончик палочки, спросила Маки,- Во всех книгах было написано, что самоубийцы оставляют записку...
Все ошеломленно притихли, удивляясь, как такая важная деталь не пришла к ним в головы.
- Нет, не оставила,- фыркнул Киецуги,- Поэтому отец пока "лишь на подозрении", дает показания и подобное.
- А кем они были? Ну, эта погибшая семья, для вас?- с любопытством спросила Нацуко.
- Это была жена брата отца,- нехотя признался Киецуги,- Брат погиб пару лет назад, несчастный случай, и его жена с маленькими детьми остались одни. Отец обеспечил им покровительство, снабжал деньгами, но Норико, ну, эта женщина, она пыталась сама найти работу..Но, по-моему, она подалась в падшие женщины.
- Как это гадко,- Нацуко зажала рот ладонью.
- Людям нужны деньги, надо же им на что-то жить,- пожал плечами Киецуги, довольно цинично усмехнувшись,- Тут хоть на панель, хоть куда, особенно зная, что дома ждет два голодных рта.
- Ты говоришь гадкие вещи,- ужаснулась Маки.
- Киецуги-кун утрирует,- подала голос Юра,- Все не так ужасно на самом деле, но эта девушка, я не исключаю, что она могла быть падшей.
- Это все?- тихо спросил Рикуо,- Или есть еще что-то?..
- Есть,- кивнул Киецуги и весь как-то сжался.
- А где Шима?- удивленно брякнула Маки, оглядевшись,- Странно, что я не заметила раньше, что его нет.
- Шима на похоронах,- глухо проговорил Киецуги,- Норико была его соседкой, он дружил с ее детьми...
На крыше повисла тишина.
- Как это все неприятно,- подала голос Маки и взмолилась,- Ну почему все не может стать проще?!! Пусть убийцей окажется йокай, тогда ты найдешь и уничтожишь его, и все будут довольны и счастливы! Твоего отца освободят, и Шима не станет мстить за друзей!
- Да не будет он никому мстить,- раздраженно отозвался Киецуги,- После похорон обещал ко мне зайти, помянуть шоколадкой и рисом.
Все невольно вздохнули с облегчением, на губах Каны мелькнула тень слабой улыбки. Почему-то, от представления, что распадется вечный тандем Киецуги-Шима, всем на секунду стало не по себе.

0.5
- А мы не будем лишними?- тихо спросила Кана.
- Нет, ерунда,- махнул рукой Киецуги,- Проходите.
Друзья, потоптавшись в прихожей, разулись и ввалились в комнату президента, расселись по стульям и кровати.
Через пять минут раздался звонок в дверь и Киецуги побежал открывать, вернулся с Шимой. Тот оглядел толпу и сник:
- Айкавы нет...
Кана, не удержавшись, фыркнула. Киецуги хлопнул друга по по плечу и сияющим взором окинул друзей:
- Я подумал над этим!..
"Начинается",- мысленно простонал Рикуо.
- И пришел к выводу! Маки права!
Маки подавилась жвачкой.
- Во всем этом деле замешаны йокай!!! И мы должны найти их!- Киецуги поднял указательный палец,- Это - наш долг перед Норико и Шимой!
- А???- блондин растерянно посмотрел на друга.
Тот оседлал своего любимого конька - йокаи - и слезать на землю явно не собирался. Рикуо вздохнул и, увидев, что все как-то странно выжидающе смотрят на него, проговорил:
- Конечно. Мы поищем... следы йокай.
Киецуги засветился привычным энтузиазмом, вытащил из ящика ноутбук, открыл сайт их клуба и с гордым видом продемонстрировал несколько желтых конвертиков.
- Это письма от тех, кто сочувствует нам и желает, чтобы мы разобрались в ситуации!
- О, а письма от твоей матери там нет?- моргнула Нацуко.
И все в который раз почувствовали себя не в своей тарелке.
- Да, Киецуги... как отнеслась к этому твоя мать?- осторожно поинтересовался Рикуо.
- Ну как...,- пожал плечами друг,- Унеслась в мастерскую в приступе вдохновения...ваять дизайнерскую коллекцию "убийцы и ублюдки" или что-то в этом духе...
Маки хихикнула, атмосфера разрядилась.
- И с чего мы начнем?
- Со сбора улик!- провозгласил Киецуги.
- Тогда расскажи нам про убийства, в подробностях,- потребовала Кана.
- Ну... насколько я слышал из полицейского протокола, Норико задушила сына шарфом, столкнула дочь с лестницы и повесилась сама, зачем-то включив кипяток перед смертью.
Тело девочки обнаружили соседи, отец и мать Шимы, они же нашли и... другие тела.
- Да,- подтвердил Шима,- Жутко было, честно. Там такая темень - хоть глаз выколи! И лишь труп, брррр!
- Так ты там был?!!- подпрыгнула Кана.
- Ну да, после школы,- удивленно сообщил Шима,- Мы возвращались из якитории, поднимались по лестнице, а там - она... лежит... И дверь у них открыта. Мы испугались, что там воры или насильники, а там одни трупы. Жуть.
- И...все?
- Нет. Говорят, шарф исчез,- улыбнулся Шима,- Тот, которым она удушила Хидо, ну, сына. Был-был, а потом взял и исчез прямо перед приездом полиции.
- А ты его видел?- ойкнула Маки.
- Кого?
- Шарф!
- Да,- кивнул Шима,- Был шарф, белый такой, длинный.
- Иттан-момэн,- проговорила Юра и нахмурилась,- Киецуги-кун! Будь добр, расскажи, как умер брат твоего отца!

0.6
- Иттан...что???
- Киецуги, рассказывай!- приказала Кана.
- Довольно нелепо на самом деле,- президент растеряно почесал затылок и уставился на пол,- Выпал из окна.
- И все?- разочарованно уточнила Маки.
- Да оставьте вы его в покое,- внезапно рявкнул Шима,- Болтливые существа! Киецуги что, не человек, что ли?!
- Да ладно, Шима, ха, это же такие мелочи, ха, ха...,- натянуто улыбнулся Киецуги,- Мы же все... из одного клуба, верно?
-П...прости, Киецуги,- Кана закусила губу,- Просто, мы хотели узнать все, чтобы понять, как помочь тебе... Прости, что забылись, ведь такие воспоминания... они могут быть болезненными... Рикуо, ну скажи уже что-нибудь, что молчишь!..
- Э...ну...,- промямлил Нура и поправил очки,- Мы правда хотим помочь тебе, Киецуги-кун. Юра, ты говорила что-то про иттан-момэн, кажется? Объясни, что это.
- Это длинный белый отрезок белой ткани.- невозмутимо сообщила оммедзи и развела руки в стороны,- Длинный. Белый.
- Э...прекрасно, Юра. Но как это...
- Иттан-момэн - йокай,- все так же невозмутимо отозвалась девушка,- Злой дух, душащий людей. Скажи, Киецуги-кун, на шее брата твоего отца не осталось следов удушения? Может, синяки? Или что-то еще?
- Не знаю,- растерялся президент,- Знаешь, сейчас, когда ты заговорила об этом... я припоминаю, что да, Норико, прибежавшая на звон стекла, удивилась, что перед окном на полу лежит шарф, а потом, когда выглянула наружу, то обо всем забыла, зашлась воплями. Просто тот шарф исчез куда-то, вот я и вспомнил, и ты, Шима, говоришь...
- Все сходится,- кивнула Юра,- Наша цель - длинный белый кусок ткани.
Внезапно, дверь одежного шкафа затряслась, что-то глухо ударилось о нее с обратной стороны, ломясь в комнату. Маки взвизгнула и отпрыгнула к столу, Юра выхватила фуду. Киецуги, сидящий ближе всего к шкафу, побледнев, потянулся к ручке и дернул. Дверца распахнулась, оттуда вылетел ком вещей, девчонки в ужасе заорали, а Юра удивленно моргнула:
- Кошка?
- Момо! Вот ты где!..,- Киецуги с облегчением подхватил на руки небольшую рыжую кошечку, появившуюся на краю полки. Зеленые глаза недоверчиво оглядели сборище.
Вид у кошечки был довольно презрительный, словно ее оскорблял тот факт, что ее испугались почти взрослые и рассудительные молодые люди.
Рикуо тихонько сглотнул. Ему показалось, что щеки горят от стыда. Тот момент времени, пока Киецуги открывал шкаф, Юра выхватывала фуды, девочки бросались в россыпную, уходя с траектории удара, он, предполагаемый глава клана Нура...просто пытался сдвинуться с места, встать с пола.
Стало стыдно и жутко обидно. Словно он и впрямь ничего собой не представлял без Ночной половинки.

0.7
- Итак, что делать будем?- первой нарушила молчание Кана.
- Надо ловить йокая,- высказалась Юра,- Но я понятия не имею, чем приманивать длинную белую штуку ткани.
- Тонкой швейной иголкой,- фыркнул Киецуги и сосредоточенно нахмурился, пытаясь создать видимость серьезной умственной деятельности.
- Юра, а ты, случаем, не знаешь, как эта...штука...выбирает жертвы?- осведомилась Кана.
- Хаотично,- развела руками оммедзи.
- Мда... А давайте ловить на живца. Сделаем Рикуо приманкой!- Кана потерла руки.
- Это...не самая лучшая идея...,- пробормотал Рикуо, отодвигаясь к стене,- Не надо приманок, мне кажется... сегодня эта штука должна прийти за Киецуги.
- Почему я?!!
- Почему он?!!
Выкрики раздались одновременно, шокированные и изумленные.
- Ну, потому что иттан-момэн уже убил четверых их вашей семьи,- смутился Рикуо,- И, вероятно, не остановится, пока не уничтожит вас, Киецуги-кун...Может быть, брат твоего отца чем-то навлек на себя гнев духа, и с тех пор он мстит...
- У Норико постоянно дохли домашние животные,- брякнул Шима,- Мне Мидори рассказывала. "Не приживаются" - говорила она так. "Проснешься - а он лежит в клетке, уже окоченевший..."
Маки передернуло. Нацуко задумчиво теребила в пальцах брелок телефона.
- Нужно узнать, как именно разозлили длинную белую штуку ткани,- вынесла вердикт Юра.
- И как мы это сделаем?!
- Пусть Киецуги будет приманкой, а мы спрячемся и посторожим, а когда йокай придет - поймаем и допросим!- оживилась Кана.
- Как вы собрались допрашивать штуку ТКАНИ?- удивленно выгнула бровь Нацуко.
Ребята озадаченно притихли. Наконец, рукой махнул Киецуги:
- Главное - поймать, а там разберемся. Общаются же немые как-то между собой...

- Да, дедушка. Да, передай маме, что я останусь у Киецуги-куна. Нет, дедушка, я поужинал. Да, все хорошо,- Рикуо улыбнулся,- Нет, мы не будем творить глупости. Обещаю, вернусь с утра.
Первый удовлетворенно пожелал спокойной ночи. Рикуо повесил трубку.
- Страшно?- раздался голос Маки за спиной.
Рикуо подскочил и слабо улыбнулся:
- Нет, не страшно. А тебе?
- Вечно с вами ввязываешься в разные сомнительные истории,- поджала губы девушка и неожиданно улыбнулась,- Но как-то так вышло, что нам с Нацуко это офигительно нравится!
Рикуо невольно улыбнулся и вернулся в комнату. Юра и Кана заканчивали уборку - все длинные и непонятные предметы, которые в темноте можно было спутать с йокаем, старательно убирались в один ящик. Киецуги нервно смотрел в окно, на темнеющие улицы, и волновался все меньше и меньше.
Какая ведь в сущности разница, действительно ли это произойдет и они спасут отца и мать, или же нет?.. Даже если им удастся поймать штуку ткани, то как принести ее в полицию и заявить, что это - убийца?
Киецуги беззаботно усмехнулся и поднял взгляд на светлое прозрачное небо, прищурился. В конце концов, для человека, бредящего духами, и умереть от руки одного из них - не беда...

0.8
Комната темнела и вместе с тем словно наполнялась легким невесомым светом, который идет, казалось бы, отовсюду.
По стене проносились желтые всполохи фар проезжающих автомобилей, изредка доносилось урчание мотора. Занавески были сняты и запрятаны придирчивой Каной - а вдруг ветер задует и померещится, что это йокай?
Киецуги сидел на голом столе и смотрел в окно. Босые ноги подмерзали и парень периодически потирал пятки друг о друга. Как назло, клонило в сон, и даже тихое попискивание комара над ухом не помогало взбодриться.
Кана и Юра притаились в шкафу. Шима под кроватью. Маки и Нацуко вообще сидят на кухне и пьют чай. Рикуо забился в какой-то угол и притих там.
В квартире повисла та самая густая тишина, которую можно резать и мазать ложкой на хлеб. Что-то зловещее было в белом закате, предупреждающее. Небо ни на секунду не окрасилось рыжим или палевым. Бледное и прозрачное, оно укоризненно смотрело в человека, который бесстрастно смотрел в него.
Когда взаимные гляделки надоели, все в один миг исчезло, словно по наваждению - включились желтые молочные фонари, размазывающие по асфальту вечернюю муть, засветились в черных каскадах домов глазки-окошки.
Киецуги обхватил себя за колени и глубоко вздохнул. В привычный коктейль весенней грязи, бензина и пластика, вкралась новая неожиданная нотка. По комнате разлился запах белой сливы. Так пахла Норико, наряжаясь на ночную работу.
- Н..норико-сан?- неуверенно пробормотал Киецуги.
За окном поплыл туман. Густой и белый, он буквально излучал аромат слив. Киецуги почувствовал, что проваливается в сон. К горлу подступила тошнота, все тело задрожало, расслабляясь. Голову потянуло вниз. Опуститься, прикрыть глаза... лишь на миг...
Из тумана вышла девушка, одетая в белое летнее юката. На ее шее был небрежно повязан белый шарф, колыхаясь в такт шагам.
Киецуги попробовал позвать девушку, но не смог и рта раскрыть. Мир стремительно темнел и сужался. Киецуги заметил, как шарф тяжело, грузно опал с шеи девушки на пол и свернулся змеей. А дальше наступила нирвана, последний звук, услышанный Киецуги, был стуком головы о край столешницы..
В тот же миг с места сорвался Рикуо, заметив, как напрягся шарф перед броском к оголившейся шее бессознательного Киецуги. Ткань стремительно развернулась в полете, но Третий успел вовремя, схватив кончик иттан-момэна в кулак. Девушка зашипела и бросилась на Рикуо. Он услышал, как забормотала заклинание Юра, но ему стало не до того - шарф намотался на руку и теперь стремился добраться до шеи Третьего.
Девушка налетела на огромного шикигами-волка и отпрыгнула назад, Юра напряженно следила за ней и пыталась при этом не упустить из вида Рикуо.
Тот дернулся, задел локтем спящего Киецуги. Парень скатился со стола. Девушка, победно зашипев, бросилась было к нему, а потом заскулила и отлетела к стене, закрывая лицо ладонями.
Не успел Рикуо сообразить, что случилось, как почувствовал сильный рывок и вопль Шимы:
- Юра, жги его!..
Шикигами-оружие на руке оммезди отреагировало мгновенно, и шарф, подброшенный в воздух, был испепелен на месте.
Девушка у стены тут же перестала вопить и обмякла, сползла на пол.
- Пора будить спящую красавицу,- выдохнул Шима и побрел включать свет.

0.9
Киецуги очнулся от того, что кто-то нещадно врезал ему по щеке и закричал над ухом:
- Подъем!..
Сонно моргнув, президент хотел было спросить: "Подъем куда?",- но в памяти всплыли ночные события и Киецуги подскочил, как ужаленный:
- Где она?!
- Мы сожгли ее,- фыркнула Кана.
- Я про мать! Где моя мать?!!
Киецуги резко огляделся и, увидев женщину у стены, метнулся к ней. У всех вытянулись лица.
Киецуги, убедившись, что женщина просто потеряла сознание, но жива, с облегчением поднялся с пола и с тоской посмотрел в окно:
- Вот, значит, как выходит... Во всем была виновата женщина...только не та...
- Мне кажется, она не понимала, что творила,- мягко заметил Рикуо,- Возможно, йокай завладел ее разумом, но не до конца. Она узнала тебя, Киецуги-кун, и не смогла убить.
- Хоть что-то утешает. Почему никто не курит, а?- жалобно,- Мне кажется, это прекрасный повод начать курить...
- Помнишь, ты говорил про доказательства невиновности?.. Похоже, это тот случай, когда лучше не искать виноватых...,- Маки с жалостью покосилась на женщину у стены.
- Я, наверное, должен что-то объяснить, верно?- Киецуги усмехнулся, не отрывая взгляда от окна,- Этот шарф матери подарил отец, в тот день, когда они помолвились. Ну, и в шутку назвал его маминым амулетом - мол, будет охранять ее и мужа от разных семейных бед. Я часто слышал эту историю, будучи ребенком. Видимо, мама приревновала Норико к отцу, и страстно пожелала ее смерти. Может быть, брат отца не должен был умереть, а ловушка предназначалась самой Норико, но, почему-то, в нее угодил ее муж. А может быть, мама на это и рассчитывала. Куда податься вдовой Норико с двумя детьми на руках? Только в продажные женщины, а такой, думала мама, отец точно не будет встречаться, ему репутация важнее. Но, узнав, что отец продолжил поддерживать Норико...
- Да, господин Киецуги переводил на ее счет в банке некоторые суммы,- подтвердил Шима,- Мидори говорила об этом...
- Видимо, ревность ослепила ее,- Киецуги зажмурился,- Это так... жестоко...
- Похоже, твоя мать пробралась в дом Норико и задушила ее ребенка,- нахмурилась Юра.
- Ничего...ничего подобного,- неожиданно раздался надломленный усталый голос,- Никуда я не ходила и никого не убивала!.. Вы издеваетесь?.. Чтобы я...ребенка...
- Мам, сиди,- Киецуги оглянулся и нахмурился,- Пока посиди, правда. Голова болит?..
- Немного,- кивнула женщина, схватилась за голову руками,- Я правда не помню, почему я тут, но в тот день, когда умерла Норико... Мы были дома, с твоим отцом, пили чай, смотрели по телевизору обзор новой мебели... Я действительно мечтала задушить эту дрянь Норико... но я...я никогда не смогла бы...
- Шарф,- догадался Рикуо, точнее, почувствовал ответ,- Он был амулетом и защищал вашу семью, но почувствовав ваши желания не смог противиться и превратился в злобного йокай, иттан-момэн. Правильно, Юра?
Девушка кивнула:
- Длинная белая штука ткани разделалась с соперницей госпожи. Киецуги-кун...твои родители никого не убивали. Но, знаешь... Им стоит серьезно поговорить друг с другом... обо всем.
- Кё-кун, а что тут творится?..- вновь заговорила мать Киецуги,- Это твои друзья? О чем вы говорите?..
- Ничего, мам,- улыбнулся Киецуги,- Отдыхай, может, пойдешь к себе в комнату? У тебя через два дня выставка новой коллекции...
- Уже два дня? О Каннон, дай сил,- женщина встала и, покачиваясь, прошла мимо ребят, прикрыла за собой дверь.
После минутного молчания, Киецуги закрыл глаза и произнес:
- Шима, можешь врезать мне. Я разрешаю.
- Идиот,- моргнул Шима,- Когда я хочу что-то сделать, это не значит, что я иду и делаю, верно? Твоя семья не убивала моих друзей. Это сделал йокай. Злой дух. Все закончилось.
Киецуги неуверенно улыбнулся.
- Жаль только, что мы ничего не сделали, чтобы освободить отца Киецуги-куна,- вздохнула Кана.
- Думаю, его и так освободят,- пожал плечами Шима,- Предсмертной-то записки нет, а раз нет, то и дело с концом. Кстати, а где Рикуо? Исчез куда-то и не сказал ничего...,- возмутился блондин, сжимая в кулаке маленький клочок ткани, который обнаружил в ванной и сдернул с зеркала. Просто, по наитию.
Каким-то шестым чувством осознавая, что никакая месть не оправдает потерю друга.

0.10
Рикуо остановился лишь тогда, когда дышать стало совсем невозможно. Остановился, уперся лбом в парковое дерево и негромко застонал. Бесполезный! Вот какой! Ничего не смог сделать, совсем ничего. И дело было даже не в страхе - Рикуо не боялся, о нет. Дело были именно в том, что он не знал, что делать. Кого защищать, куда бить, чем сражаться.
Киецуги хватило храбрости принять то, что уготовала семья его семье, а Рикуо сбежал. Просто сбежал. Боль и понимание каждого из них, это душило, воздух раскалился. Не для них - они ничего не видели, не знали. Нет. Эмоции - вот что переполняло их. Честность, желание помогать, быть друзьями, рассчитывать на помощь в любой момент.
В один миг Рикуо ощутил себя там лишним. Если и существовала ложь во спасение, то его ложь уже давно пересекла все дозволенные рубежи.
- Ну, где ты?.. Где...ты...выходи!..
Рикуо зажмурился. Та часть его, которую он был вынужден скрывать, вновь не отозвалась. Неужели... тоже - презрение? Наверное, это в корне неверно, что такой слабый человек родился соединенным с таким опасным йокаем.
"Опасным? Опасным ты меня назвал?"- усмешка.
Рикуо замер, боясь поверить в происходящее. Ладони невольно сжались на коре дерева.
"Не оглядывайся. Замри."
Рикуо даже зажмурился. И не зря. Ощущения, накатившие вслед за этим, ничем, кроме слов "объять" описать бы не удалось. Тепло, практически осязаемое тепло чужих и таких родных рук на плечах. Сдавленное дыхание. Биение сердца.
"Только не исчезай"- истово взмолился Рикуо,- "Только не пропадай опять."
Тепло скользнуло по щекам, взлохматило рыжие волосы порывом ветерка, едва заметно коснулось раскрытых от удивления губ.
И сгинуло.
Рикуо заторможено поправил очки и волосы, потом огляделся. Ночью центральный парк выглядел довольно неказисто.
Наверное, потому, что не хватает свободных йокаев леса - решил Рикуо и побрел к дальнему выходу из парка, чтобы свернуть на свою улицу и добраться до дома...

@музыка: akuma no thrill

@настроение: ururu!

@темы: Nurarihyon No Mago, Фанфикшн

Комментарии
2011-09-03 в 15:25 

Лунь - птица седая
Хм, наверное, теперь я понимаю почему Рикуо "такой" человек... Он человек лишь на треть, а так же он не одинок. У него есть вторая половинка с которой он то воюет, то сражается бок о бок. В этом его сила и в этом же его суть...
Аригато! :heart:очень понравился ваш фик!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! :heart:

   

Smаll Sweet Fandom's

главная